Психические нарушения и сексуальная функция

Стремление больного к обязательной констатации у себя недочетов при адекватно осуществляемом половом акте расценивается сексопатологами как особое отношение личности, порождающее убежденность в патологии, которой фактически нет.

Наиболее типичны и ярки варианты отношения больного к расстройству, если та или иная не качественность констатируется неожиданно в момент близости. Здесь можно выделить ряд характерных вариантов:

а) интенсивное переживание невыносимого позора, столь сильно, что повторение сексуальной ситуации становится невозможным. Больной резко меняет образ жизни, полностью порывает отношения с женщинами и после испытанной неудачи в течение иногда длительного времени (до 8 лет) избегает всякого общения с женщинами, окончательно решив для себя, что у него непоправимое несчастье, ему уже нечего и думать о каких-либо встречах, потому что невозможно повторно пережить испытанный ужас. Указанные люди обычно долго не обращаются к врачу и, чаще всего, это имеет место тогда, когда помимо их воли у них все же создается ситуация дружеских взаимоотношений, перспективная в сексуальном плане, тогда они приходят к врачу с целью окончательного выяснения своей судьбы.

Такие люди в силу исключительной остроты эмоциональных переживаний могут давать картину реактивной депрессии иногда даже с суицидальными попытками;

б) испытанная неудача вызывает тревожную неуверенность в себе, трепетное ожидание ее повторения, но при этом пациент не избегает повторных встреч, а, наоборот, стремится к ним, с тем чтобы таким образом убедиться в мимолетности расстройства, оправдать себя в глазах своей подруги. Особенно часто данная позиция принимается мужчиной, находящемся в браке. Социально скрепленные взаимоотношения, наличие известной духовной общности и взаимного чувства позволяют ему оставаться вместе с женой и искать совместного выхода из создавшегося положения.

В данном случае очень много зависит от женщины, — если она сумеет принять случившееся с благожелательной терпимостью и обеспечит спокойно оптимистическое ожидание улучшения, у мужчины наступает успокоение, и тем самым предупреждается возможность фиксации возникшего расстройства. Если же со стороны женщины будет проявлена нетерпеливая требовательность или будет выдвинуто обвинение в том, что он обманул ее, скрывая свою неполноценность, степень тревожного ожидания, усиливаясь, обязательно вызовет стойкое торможение функции, а это в свою очередь укрепит мысли о серьезности и непоправимости возникшего расстройства со всеми вытекающими отсюда эмоциями.

Равнодушие к сексуальной жизни

В некоторых случаях после периода отчаяния или тревожного ожидания больной принимает своеобразную позицию равнодушия к сексуальной жизни, причем нетрудно установить, что это в сущности тоже позиция сохранения собственного достоинства, активное избегание трудного для личности принятия факта какой-либо неполноценности. В этом отношении характерны высказывания одного больного, не обращавшегося к врачу в течение 3-х лет: мне женщины вообще стали как-то безразличны, бывало так, что понравится какая-нибудь, вечер два проведешь в ее обществе, и начинаешь чувствовать, что нет, не то, не нравится мне она, ничего мне от нее не нужно.

Иногда, испытав ту или иную неудачу, больной находит своеобразное примирение с ситуацией, отказавшись от попыток иметь половой акт, но сохранив для себя возможность ласк предварительного периода, получая, таким образом, известную степень удовлетворения и освободив себя от ответственных задач.

Указанная линия поведения свойственна молодым людям, которые охотно сохраняют позицию ухаживающего возлюбленного, щадящего чистоту своей подруги, причем период такого ухаживания затягивается на неопределенно длительное время (до нескольких лет).

Наличие данной позиции личности таит в себе опасность стойкой фиксации торможения эрекционной функции в ситуации предварительного периода, поскольку все то, что в обычных взаимоотношениях побуждает к сближению, постепенно утрачивает свое возбуждающее влияние.

Сравнительно редко, но все же можно встретить больных, у которых имеет место стойкая утрата эрекционной функции, причем стойкость сохранения расстройства зависит от бредоподобного убеждения больного в том, что его испортили. При этом нет оснований констатировать наличие подлинно бредового отношения у этих больных: эмоциональная значимость сексуальных переживаний вообще обусловливает повышенную внушаемость в отношении всех воздействий, могущих поколебать уверенность мужчины в себе. Если первичное нарушение функции возникло вследствие сформулированной угрозы нанести урон именно сексуальным возможностям, то при наличии ситуационной или характерологически повышенной впечатлительности легко возникает торможение эрекций, а появившееся в свою очередь фактическое подтверждение этому вырабатывает убежденность в действительности оказанного вредоносного влияния.

Характерным в этом отношении может быть пример инженера, культурного человека, совсем не склонного к мистике, который оказался все же во власти бредоподобного убеждения. Он жил с женщиной, и их взаимоотношения требовали уже официального оформления, но в это время он увлекся другой женщиной, о чем узнала его сожительница.

И, вот, однажды, приняв его у себя и возбудив в нем интенсивное желание, она затем грубо прогнала, обругала и авторитетно заявила, что после нее он больше не сможет встретиться ни с одной женщиной. Испытав неожиданно на высоте сексуального порыва столь интенсивное отрицательное воздействие, пациент утратил адекватную эрекцию в течение года: невольно он решил, что, видимо, есть еще явления точно не выясненные наукой, что она проявила какую-то силу, жертвой которой он оказался, поэтому он хотя и посещал врачей, но совсем не верил в то, что они могут ему помочь.

Максимум положительных ощущений

К числу психологических и личностных условий следует отнести прежде всего то, чтобы со стороны женщины нередко имеет место ничем не омрачаемое чувство внутренней теплоты, возвышающее достоинство личности и диктующее необходимость идти навстречу той мелодии ласки, которую ей предъявляет мужчина, ибо только при этом может возникнуть как нечто непроизвольное (и чаще всего неожиданное) проявление максимума положительных ощущений, порождающих те специфические переживания наслаждения, которые свойственны возникновению оргазма.

Из этого условия вытекает усиление психологической ранимости женщины в отношении моментов, так или иначе нарушающих, омрачающих именно душевную теплоту. Отсюда обычно наблюдаемая заторможенность чувственного компонента при наличии обиды, тех или иных бытовых огорчений и т. д. Исключительно велика при этом значимость особенностей проведения мужчиной периода предварительной ласки. Специалисты подчеркивают ведущее значение для личности индивидуального диапазона приемлемости, в который включается вся совокупность взаимоотношений, переживаемых как ласка; все же, что превышает границы данного диапазона, обязательно переживается как нечто уродливое, извращенное, аморальное и постыдное. Если в подходе мужчины в предварительном периоде включаются моменты, превышающие грани диапазона приемлемости, то вместо гармоничного полноценного раскрытия сексуального влечения женщина будет реагировать заторможенностью чувственного компонента.

Такое же тормозящее значение могут иметь заранее выработанные воспитанием взгляды и установки, при этом следует особенно отметить внедряемое иногда в юности убеждение в том, что чувственное — это нечто низменное, грязное, присущее лишь мужчине, а женщина якобы сохраняет свою чистоту, если не спускается до этих низин. Выработавшаяся таким образом настороженность к какому бы то ни было проявлению чувственности, пассивная отдача сближению лишь по долгу, с тенденцией сохранить свое достоинство оказывается мощным фактором, затормаживающим пробуждение чувственного компонента.

Женщине чуждо определенное планирование своей сексуальной активности, ей присуще именно непосредственное проявление чувственного компонента, как адекватной ответной реакции. Поэтому всякая необходимость такого планирования может иметь как раз противоположный, тормозящий эффект. Это часто относится к женщинам, которые в отличие от вышеуказанного пути раскрытия сексуального влечения с доминированием личностного компонента, развиваясь в среде, культивирующей физическую сторону сексуального, приступают к началу своей сексуальной жизни с трепетным ожиданием предстоящего. Наличие этого интенсивного ожидания может как раз обусловить первичное торможение оргазма, к которому затем присоединяется испуг от того, что первое сближение ничего не дало и отсюда уже дополнительные тормозящие влияния вследствие мнительного ожидания неудачи.

Возникновение фригидности у женщин

Касаясь выяснения предпосылок к возникновению фригидности у женщин, нужно иметь в виду не только личностную значимость первого в жизни сближения, но и конкретные обстоятельства первой мелодии, впервые обусловившей пробуждение функции оргазма.

Наконец, существенным моментом, предрасполагающим к заторможенности чувственного компонента, следует считать то, что у женщины нет прочного, целостного объединения всех звеньев, составляющих сексуальную функцию. Эти звенья складываются у женщины из чувства любви — основы влечения, периода предварительной ласки, характеризующегося наличием индивидуально-личностной потребности в оптимуме воздействий, включения присущих данной личности пусковых раздражителей, возникновения специфического эмоционального состояния, готовности к отдаче, пробуждения чувственного желания (эрекция клитора), фрикций, обусловливающих гармоническую суммацию раздражений, приводящую к оргазму, и, наконец, общему удовлетворению (сатисфакции), связанному со своеобразным переживанием обновления, приятного отдыха, которое так же, как и предыдущие страстные порывы, переживается как определенное наслаждение.

Если у мужчины все звенья сексуальной функции составляют цельное нерасторжимое единство, то у женщины взаимосвязанность вышеуказанных звеньев менее прочна, реализация предшествующего этапа может не обеспечить возникновение последующего и, что особенно важно, сатисфакция может фиксироваться на любом из этапов, создавая переживание завершенности сексуальной ситуации без реализации последующих этапов, которые, таким образом, оказываются заторможенными и субъективно не нужными.

Из этого следует своеобразная возможность для женщины быть вполне удовлетворенной, например, лишь одним периодом предварительной ласки, и поскольку сатисфакция осуществляется на этом предварительном периоде, сама физическая близость оказывается просто ненужной. Подобные случаи относят в особый вариант фригидности вследствие парциального раскрытия сексуального влечения, поскольку таковое оказывается лишь частично реализуемым, без развертывания всех звеньев сексуальной ситуации.

Для этих женщин характерно особое отношение к наличию фригидности, они принимают факт фригидности как что-то вполне естественное, присущее личности в качестве постоянного свойства. Как правило, они не тяготятся отсутствием оргазма, близость переносится как нечто необходимое мужу и безразличное для нее и не вызывающее каких-либо неприятных переживаний. Характерно в этом отношении высказывание одной женщины: К мужу у меня радостное чувство, у самой бывает стремление приласкать, но я как-то не понимаю, почему эта ласка должна закончиться близостью.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *